НовостиТворчествоЗнакомстваНовые лицаСупермодельKursk FashionАфишаСправочникТарифы DDDMedia
№ 38 (1353) от 22.09.2020 Обновление: 28.09.2020, 20:09 Самый большой сертифицированный тираж (22 500 экз.) в Курской области

На главную страницу

Поиск
Раздел
Текст
Подать / продлить объявление
E-mail
Пароль
Регистрация Забыли пароль?

Новости компаний (август 2020 года)


22 августа 2020, 09:34

Изнанка курской деревни 1940-х годов

В описании деревенской жизни, особенно после Великой Отечественной войны, в исторической литературе сложились весьма устойчивые стереотипы. Тема малопривлекательна, исследователи не горят желанием перелопачивать однажды «вспаханное» поле крестьянской истории. Анализ документов, содержащихся в архивном фонде Курской области, позволяет дополнить известные страницы послевоенной жизни села новыми фактами, рассказав об изнанке курской деревни.

Частнособственнические симптомы в социалистическом селе

В 1943 году сразу после освобождения области от немецко-фашистских захватчиков началось восстановление мирной жизни: заново создавались институты советской власти, привычные формы хозяйствования, к примеру, возрождались колхозы. Перед курским селом были поставлены сложные задачи – не только достичь довоенного уровня сельхозпроизводства, но и обеспечить его дальнейшее развитие.

Однако стремительного восстановления потенциала села не получилось. В 1944-м, как отмечали на XV пленуме Курского обкома ВКП(б), посевная площадь составляла всего 59% от довоенной. Еще медленнее восстанавливались посевы основных сельхозкультур: сахарной свеклы – 42,5%, пшеницы – 29,6%. Урожайность зерновых составляла 4–6 центнеров, сахарной свеклы – 71,5 ц. Область не выполнила планы поставок хлеба, картофеля, подсолнечника, овощей. Лозунг «Все для фронта – все для победы» в курской деревне срабатывал не в полную силу.

На высоком партийном уровне неудовлетворенно констатировали, что в 1944 году пятая часть колхозников не выполнила установленного минимума трудодней, а в ряде районов – около половины. Хотя шла Великая Отечественная война и существовал особый порядок. Если трудоспособные колхозники без уважительных причин не выработали необходимого минимума (120 трудодней в год, для подростков от 14 до 16 лет – 60), их по приговору народного суда привлекали к исправительно-трудовым работам с удержанием из оплаты трудодней до 25% в пользу колхоза. Не выработавший обязательного минимума считался выбывшим из артели, терял права колхозника и лишался приусадебного участка.

Как показывает анализ протоколов общих собраний колхозников и протоколов заседаний правлений за тот период, призывы морально-психологического свойства: «Надо работать добросовестно, не покладая рук, чтобы больше посеять, больше дать продуктов фронту», «Нас ценой крови, жертв освободили из-под гнета, не жалея сил и жизни, а мы все не осознали этого и очень плохо работаем...» – не всегда служили стимулом к труду.

Неслучайно «социалистические лодыри» в 1943–1945 годах, да и позднее в послевоенное время, обсуждались в коллективных хозяйствах чуть ли не каждый день, а уклонение от труда носило весьма распространенный и устойчивый характер. В апреле 1944-го на заседании правления колхоза «Большевик» Беловского района с горечью отмечали, что дисциплина полностью не восстановлена, до сих пор не работают «отдельные колхозники и их коровы».

В колхозе «Память Ильича» Хомутовского района выход на работу осуществлялся в 9 часов утра, а заканчивался трудовой день в 6–7 вечера, работа шла скопом, отсутствовали звеньевой метод и индивидуальная сдельщина, контроль за качеством.

В колхозе имени Буденного Беловского района весной 1943-го колхозники не торопились выезжать в поле, рассуждая, что «они (1-я бригада) выехали рано, что мы (4-я бригада) поздно и меньше посеяли, все равно в один амбар», а в 1944-м на уборку урожая многие вовсе стали выходить на работу в 12 часов.

Бюро Щигровского РК ВКП(б) 13 марта 1945 года отмечало низкий уровень трудовой дисциплины в колхозах. В 77 проверенных совсем не принимали участие в общих работах 23,5% колхозников и свыше 35,5% выработали менее 10 трудодней.

Характерно, что от труда в колхозе одинаково отлынивали различные социальные прослойки села. Порой не показывали примера члены правлений и руководители среднего звена, демобилизованные, даже коммунисты. В парторганизации Горяиновского сельсовета из всех членов партии не работала половина, причем «отдельные занимались пьянкой, мордобитием, спекуляцией, воровством». В колхозе имени Буденного, по мнению члена правления, «расхолодилось само руководство... звеньевые ответственности никакой не несут, а на все это смотрят колхозники и думают, что не работать и заниматься расхищением общего добра – это их основное дело». На заседании правления колхоза «Большевик» Беловского района в январе 1944-го подчеркивалось: члены правления не работают, колхозники правлению не подчиняются, в работе не участвуют.

На общем собрании в ноябре 1944 года в колхозе имени Кирова Золотухинского района председатель колхоза Е. С. Сергеев подчеркнул, что «трудовая дисциплина очень плохая, колхозники не хотят работать, а если кто работает, то очень плохо и относится незрело ко всем делам».

На партсобрании первичной организации Шептуховского сельсовета Кореневского района в январе 1944-го коммунисты признались, что их партийно-кандидатская группа не блещет дисциплинированностью. «Стыдно и позорно нам, коммунистам, в военное время быть расхлябанными».

Отсутствие желания работать в колхозе вовсе или работа не в полную меру сил, естественно, должны были иметь под собой серьезную основу, убедительные мотивы, которые бы перевешивали и гражданские чувства, и патриотические настроения. Это прежде всего была необходимость борьбы за собственное выживание. Работа на себя выходила на первый план. В колхозе некоторые трудились вяло из-за слабой материальной заинтересованности в результате, а на своем подворье трудились охотно и с огоньком, так как это давало им средства к существованию. Другая причина, пожалуй, главная, такого разного отношения к труду заключается в том, что в курской деревне в середине – конце 1940-х годов селяне были «заражены частной собственностью», а потому и свою ближайшую жизнь и будущее весомая часть крестьян с колхозами не связывали, а рассчитывали исключительно на свои собственные силы. Поэтому, хотя фронт все дальше уходил от Курской области, сельское население не торопилось возвращать в колхоз прихваченное во время оккупации колхозное имущество, неохотно выполняло обязательные постановления райкомов и райсоветов трудящихся, изданные в 1943 году и обязывающие граждан, получивших имущество на хранение во время эвакуации и «награбивших таковое в момент изгнания немецких оккупантов» в суточный срок возвратить его по принадлежности. Например, Суджанский райком ВКП(б) вынужден был на заседании бюро в январе 1945 года рассматривать факты задержки возвращения имущества колхозов и госучреждений. Отмечалось, что после освобождения района от немцев прошло 20 месяцев, а в ряде сельсоветов и колхозов отдельные постройки, транспорт и инвентарь находятся в личном пользовании колхозников.

Продолжение в следующем номере.

Анатолий СТРЕЛКОВ, политолог, кандидат исторических наук


Вверх  —  Отзывы читателей (1)  —  Написать отзыв  —  Версия для печати



Машкин27 сентября 2020, 23:13:22
e-mail: mnmashkin@yandex.ru, город: Москва

Моя мать, сбежала от голода с Урала (с. Емаши, Башкирия) весной 1943 г. Ехала на товарняках.
Остановилась в д. Мокрыж, тогда Дмитриевского района, сейчас это Железногорский район.
Приняли её в семью, где сын воевал на фронте, а родители были одни.
В 1943 — 1945 гг ходила в упряжке вместе с другими женщинами при вспашке земли. 1917 года рождения, с 14 лет была была хромая. Работала на свиноферме, упала и разбила чашечку на коленке.
Не надо чернить время войны. Все трудоспособные мужчины были на фронте. Моего отца глухого и с одним глазом, второй не видел, мобилизовали в феврале 1943 г в армию Рокоссовского.



Выскажите своё мнение о новости

ФИОВаше имя или ник (псевдоним)
E-mailУкажите ваш e-mail для ответа
ГородСтрана (если не РФ), город
Смайликиsmile super yes no beer wink tongue laugh finish boy love girl confuse joy good fright sleep wall amaze angry box shok star kill stop suicideДля придания сообщению эмоционального окраса
ТекстВ тексте распознаются гиперссылки http://site.ru/page.html и электронная почта mail@mail.ru
Поставьте галочку, если принимаете правила обработки ПД на нашем сайте
АнтиспамВведите в поле цифры на изображении → Введите в поле цифры на изображении
Выделенные поля обязательны для заполнения








Читайте в печатном номере: ТВ-программа на 32 канала, интервью со звёздами, результаты ТВ-лотерей «Золотой ключ», «Бинго», «Русское лото», частные объявления, биржа труда, полезные советы, конкурсы и сканворды 16+возрастная
категория
Сетевое СМИ «Друг для друга Курск Онлайн»
Зарегистрировано Роскомнадзором, регистрационный номер ЭЛ № ФС77-74531 от 29 декабря 2018 года
Посетителей сегодня: 108
Посетителей вчера: 29 369
Всего c 10 марта 2003: 79 578 290
© ООО «Друг для друга — Медиа», г. Курск, 2003–2020
• При перепечатке ссылка на www.dddkursk.ru обязательна! • Политика конфиденциальности персональных данных